Марианна Арзуманова: У нас не деньги, у нас фантазия!

Уже в течение двух лет в пражском театре Марианны Арзумановой при полных залах проходит необычное представление под названием «Buenos Aires, vystupte!» («Буэнос-Айрес, бросаем якорь!»). Этот спектакль лишен слов – вместо них сюжет повествует танец. Представление основано на аргентинском танго, наверное, самом экспрессивном танце из всех существующих.  

Режиссер спектакля «Buenis Aires, vystupte!», выпускница ГИТИСа Марианна Арзуманова,  актриса, хореограф и основатель театра – человек с неординарной судьбой, непростым прошлым и ярким настоящим.

Марианна Арзуманова родилась в 1977 году в Москве, в семье пианистов. С будущей профессией Марианна, можно сказать, определилась еще в раннем детстве – выступала, танцевала, переодевалась в различные костюмы. «Это было, наверное, в какой-то мере решено за меня», - говорит режиссер.  

В школе способности Марианны к театру только раскрывались, несмотря на то, что это была обычная, без театрального уклона, московская гимназия. «Учителя у нас были настоящие энтузиасты, они организовывали театральные представления. Помню, у нас проходили замечательные праздники – день девятнадцатого и день двадцатого века. В эти дни школа преображалась, все, включая директора школы, брали костюмы на прокат. Вдобавок, отношение к личности ребенка в нашей школе было очень бережное – учиться было сложно, но невероятно интересно». 

С эмиграцией Марианна познакомилась уже в четырнадцать лет, когда семья решила переехать в Израиль. «В этом возрасте я не могла ничего решать. Отец был болен, в России ему не могли поставить диагноз. Единственным местом, где ему могли сделать МРТ (магнитно-резонансную томографию) был Израиль. Мы решили именно эмигрировать из Советского Союза, потому что на тот момент казалось, что все слишком плохо, и другого выхода нет».  

Но через месяц Советский Союз пал, и семья – в первую очередь Марианна – решила вернуться.  Теперь казалось, что жизнь в России будет совсем другая. «Меня тяготило к русской культуре, в которой я была воспитана, и в тот момент я все-таки сама за себя все решила. Я сказала родителям, что хочу заниматься театром, хочу говорить на родном языке и вернуться в свой родной класс».  

 

После школы, в семнадцать лет, Марианна Арзуманова поступила в ГИТИС, в котором четыре года училась в мастерской Павла Осиповича Хомского. «К сожалению, я поступила с первого раза. Почему к сожалению? С одной стороны, девочкам нужно поступать на театральный факультет в семнадцать лет, потому как потом, в девятнадцать и двадцать, нам на вступительных экзаменах говорят, что мы уже старые. Но с другой стороны – жизненного опыта в этом возрасте еще нет никакого. А артист ведь интересен на сцене не своими внешними данными – хотя это, конечно, тоже, - а своим опытом, тем, что он как личность может сказать зрителю. Если мы играем «вообще» любовь или «вообще» драму, то это никому не интересно, ни у кого это не вызовет настоящей слезы».  

Тогда, по словам Марианны, ее увлечения начали оформляться в профессию, в смысл жизни, хотя тогда настоящего понимания этой профессии еще не было. После ГИТИСа последовали роли в спектаклях в московских театрах – в частности, Марианна играла в «Машеньке» Набокова у режиссера Сергея Виноградова, где ей в первый раз пришлось танцевать в пьесе танго. Тема этого танца стала для Марианны судьбоносной – хотя тогда она, конечно, этого еще не знала.  

Иммиграция в Чехию в 2001 году для Марианны Арзумановой уже была полностью осознанным выбором. Свою роль, конечно, тоже сыграли обстоятельства – переезд был, прежде всего, связан с личной жизнью, замужеством и работой на Радио Свобода.  

«Главное, что я поняла, что хочу жить в свободной стране, что культура моя никуда не денется. Однако, передо мной встала дилемма: мне казалось, что я предаю театр, что не смогу заниматься им в Чехии, что без знания языка у меня нет ни единого шанса».   

Действительно, в Чехии, после рождения двух детей, в театральной карьере Марианны наступила пауза. В это время она также работала на Радио Свобода. «В какой-то момент, когда дети чуть-чуть подросли, я переживала некий кризис, потому что хотела вернуться в профессию. Я закрывала глаза и вспоминала, когда же мне было хорошо, и в голову приходили какие-то музыкальные моменты из моей театральной жизни, прежде всего связанные с танго. И тогда я решила, что пришло время для этого танца» 

Марианна набрала в интернете «танго Аргентина Прага», пришла на первую лекцию и стала заниматься танго. «Удивительно то, что когда я пришла в студию танго первый раз, я надела на себя то, в чем я репетировала «Машеньку», потому что не было ничего другого – а там, в студии, звучала та же музыка, которая была у меня в спектакле. Тогда я подумала, что это не случайно, что-то в моей жизни меняется. Ну а дальше понеслось».   

Последовала поездка в Буэнос-Айрес, столицу танго, и некоторое время Марианна училась в университете этого танца. Переломной точкой стал мастер-класс по системе Станиславского, который Марианне предложили провести в школе танго в Праге.  

«Основные постулаты системы Станиславского, заключаются в том, что, во-первых, действие, а не человек, играет эмоцию, а во-вторых, действие происходит здесь и сейчас. А танго – это единственный импровизационный танец в паре. Там, конечно, существуют фигуры, но весь смысл в том, как люди в паре умеют общаться, понимать друг друга. Есть целый алгоритм того, как мы будем играть, но когда мы вступаем в игру, мы должны в первую очередь друг друга понимать, иначе ничего не получится. И невозможно танцевать танго, не научившись этой импровизации. Здесь и сейчас».

Марианна провела мастер-класс, и собравшаяся группа непрофессионалов осталась у нее учиться. «Я поняла, что у меня помимо актерского дара есть еще способность научить и объяснить методично, так, как, может быть, другой не сможет. И это не хвастовство – я действительно чувствую, что могу этому научить». 

Группа начала заниматься с Марианной по всем разделам актерского мастерства для первого курса. Состав этой группы был международный: чехи, словаки, французы, русские, венгры...  По словам Марианны, так и должно быть в танго-обществе: «Ведь танго, по одной из версий,  возникло в конце девятнадцатого века в Аргентине между иммигрантами, иностранцами, которые эмигрировали в основном из Европы. Большинство из них было мужчины – после тяжелого рабочего дня они танцевали. Их первые напарницы по танго были, скорее всего, самой древней профессии. Общего языка, кроме движений, у них не было». 

Марианна стала преподавать в школе танго, и благодаря танцу, в котором не нужно говорить, вернулась к сцене – таким образом, языковой барьер ей стал не помехой.  

Так, с людьми, которых сама Марианна выучила, возник их первый спектакль – «Buenos Aires, vystupte!». Темой как раз стала судьба иммигрантов в Аргентину и возникновение танго.  

«Иммиграция в Аргентину была частой, и это коснулось многих, только сейчас эта тема не так известна. Меня мучил вопрос – как эмигрировало поколение, жившее между двумя мировыми войнами? Меня это интересовало и потому, что я сама пережила эмиграцию. В Буэнос-Айресе информацию обо все иммигрантах легко найти, так как там есть специальная база данных.  Я собирала эти истории, знакомилась с аргентинцами... Это невероятно сильные люди, их выживаемость просто потрясает. Они покупали билет на корабль, бросались в никуда и зачастую выигрывали».  

Благодаря тому, что спектакль «Buenos Aires, vystupte!» не имел текста, была возможность международного состава актеров. С кем-то Марианна говорила по-чешски, с кем-то по-английски, однако основным языком здесь снова был танец. По словам Марианны, жанр представления описать сложно: «Это не танго-шоу, хотя кусочки танго там есть. Целью спектакля было показать суть эмиграции».  

Публика на спектакле собиралась самая разная, тоже многонациональная: много русских и чехов, французы, испанцы и англичане. «На нашем спектакле два или три раза был культурный атташе Аргентины, который сейчас уже закончил свою деятельность в Чехии. Сначала он сказал, что не может слышать, когда его страну ассоциируют только с танго. «У нас есть Борхес в конце концов!», сказал он. Я сказала: «Ну, вы просто придите на спектакль». И после этого он ходил три раза. Плакал и говорил про сцену, которой начинается представление: люди с корабля смотрят в волнующую неизвестность, которая ожидает их на берегу. Он говорил, что этот взгляд понятен и знаком каждому аргентинцу, и что мы сделали спектакль о сути аргентинцев и аргентинского танго».  

В течение двух месяцев спектакль был сыгран десять раз при полных залах, так, что удалось даже покрыть все расходы на декорации, костюмы и прочее. «Обычно представления, подобные нашему, коммерчески провальные, но нам вернулось все, что мы в спектакль вложили. А вложили мы очень многое. Сами, к примеру, шили костюмы. Многие нам говорили о том, что костюмы просто шикарные, и спрашивали: «Откуда у вас такие деньги?», а я говорила: «У нас не деньги, у нас фантазия!».  

По словам Марианны, главным вдохновителем в ее жизни является музыка – под ее влиянием рождается визуальный образ, а также драматический сюжет. «Когда, к примеру, я искала тему для начала спектакля об аргентинских иммигрантах, то я ее услышала в третьем концерте Бетховена, в первой части. Я видела этот корабль, его образ был там слышен. Весь наш спектакль я написала таким способом, этюдно, учитывая индивидуальные способности и опыт каждого из ребят, и пытаясь понять, каким образом вписать его историю в сюжет спектакля».   
Группа актеров под руководством Марианны не остановилась на создании одного спектакля – они решили играть вместе дальше и  пришли к созданию своего театра. Возникали новые идеи, которых, по словам Марианны, просто огромное количество, поступали предложения – к примеру, спектаклю предложили гастроли. «Когда ты много и добросовестно занимаешься тем, что действительно любишь, то все получается, - говорит Марианна. – Теперь я в этом уверена». Второй проект театра под названием «13 ženských tváří» («13 ликов женщины») можно увидеть в театре Марианны Арзумановой 11 и 25 апреля. Следующее же представление «Buenos Aires, vystupte!” будет 19 апреля. 

Что касается творческих планов, то они у Марианны весьма определенные. «Мы хотим продолжать заниматься театром, у нас есть еще одна идея – возможно, мы даже заговорим, хотя этого я обещать не буду. В принципе, идей много, однако нужно успевать и воспитывать детей, и зарабатывать какие-то  деньги – потому что на театре деньги толком не заработаешь». Театр также, по словам Марианны, постоянно ищет финансирование. «Мы хотим существовать и дальше, однако это связано не только с  желанием, но и с реальностью. Несмотря на это, я уверена, что в данном случае наше желание быть - сильнее, чем все обстоятельства». 

Divadlo Marianny Arzumanové